КОМПОНЕНТНЫЙ СОСТАВ ФРАКЦИИ FILIPENDULA ULMARIA (L.) MAXIM. С ВЫСОКОЙ АНТИОКСИДАНТНОЙ АКТИВНОСТЬЮ Е.Ю. Авдеева, Е.А. Краснов, И.В. Шилова Сибирский государственный медицинский университет, ул. Московский тракт, 2, Томск (Россия)

Приведены данные о химическом составе фракции лабазника вязолистного (Filipendula ulmaria (L.) Maxim.), обладающей высокой антиоксидантной активностью. Из фракции выделены анисовая, олеаноловая и урсоловая кислоты;
методом хромато-масс-спектрометрии идентифицированы 14 веществ, представленные алифатическими кетонами, ароматическими карбоновыми кислотами и их производными.

Введение
В последние два десятилетия установлено важное значение окислительного стресса в этиологии и патогенезе различных заболеваний: атеросклероза, диабета, рака, гипертензии, неврозов, воспалительных процессов [1–3]. Применение природных антиоксидантов показало ряд их преимуществ в лечении и профилактике свободнорадикальных патологий. Для большинства из них характерно эффективное воздействие на ведущие факторы повреждения, отсутствие побочных эффектов и низкая токсичность [3]. Поэтому весьма актуальным является поиск высокоактивных природных антиоксидантов.

Значительные перспективы в этом отношении имеет лабазник вязолистный Filipendula ulmaria (L.)
Maxim., сем. Rosaceae – многолетнее растение, с широким ареалом произрастания в европейской части России, Западной и Восточной Сибири [4].

Лабазник вязолистный обладает разнообразным составом биологически активных веществ, представленным в основном фенольными соединениями [5]. Эфирное масло цветков растения содержит салициловый альдегид, 4-метоксибензальдегид, метилсалицилат, фенетиловый и бензиловый спирты [6], цинеол и эукарвон [7]. Из цветков F. ulmaria H.Thieme были выделены три фенолгликозида: изосалицин, спиреин и монотропитин [8,9]. Методом ВЭЖХ установлено содержание в надземной части F. ulmaria восьми фенолокислот, из них преобладали галловая, п-кумаровая и ванилиновая кислоты [10], а также 5 гликозидов кверцетина (рутин, гиперозид, авикулярин, спиреозид, кверцетин-3-глюкуронид) и кемпферол-4/-глюкозида [11].
Из надземной части растения нами выделен ряд фенольных компонентов: салициловая, эллаговая, галловая кислоты, этилгаллат, кверцетин, авикулярин, рутин, а также изокверцитрин и 4/-О-β-D-галактопиранозид кверцетина, ранее не обнаруженные в растениях рода лабазник [12, 13].

Установлено, что выраженной антиоксидантной активностью (АОА) обладают экстракты F. ulmaria на 70 и 95% этаноле [14], а наибольшую активность проявляет хлороформная фракция из экстракта на 70% этаноле [15]. Целью настоящей работы явилось изучение химического состава хлороформной фракции F. ulmaria.

Экспериментальная часть
Сырьем для исследования служила надземная часть F. ulmaria, собранная в фазу цветения в июле 2006 г. (окр. п. Тимирязево, Томской области). 600 г воздушно-сухого сырья (размер частиц 2 мм, влажность 7,6%) экстрагировали 70%-ным водным этанолом трижды в соотношении 1 : 7 при температуре 80 ºС на водяной бане с обратным холодильником в течение 60 мин. Объединенные извлечения фильтровали и этанол удаляли под вакуумом при температуре не выше 60 ºС. Водный остаток многократно обрабатывали в делительной
воронке хлороформом в соотношении 2 : 1. Полученные хлороформные извлечения объединяли, высушивали безводным сульфатом натрия и упаривали под вакуумом при температуре 40 ºС. После удаления растворителя получили 0,42 г (выход 0,07% от воздушно-сухого сырья) сухой хлороформной фракции.
Фракцию разделяли методом флэш-хроматографии на силикагеле (Lachema, 5/40); элюенты: гексан, гексан – хлороформ (8 : 2; 6 : 4; 4 : 6; 2 : 8), хлороформ, с последующей колоночной рехроматографией на силикагеле (Lachema, 40/100); элюенты: гексан, гексан – этилацетат с увеличением градиента последнего, этилацетат.
В результате выделили 20 мг кристаллов кремового цвета, не растворимых в гексане и воде, легко растворимых в хлороформе и этаноле, с т.пл. 177–178 °С. На ТСХ («Silufol UV-254»; Rf=0,56 (хлороформ – метанол 25 : 3 и 0,66 (хлороформ – метанол – вода 70 : 12 : 1) с раствором бромтимолового-синего с последующем выдерживанием в парах аммиака проявляется в виде желтого пятна на синем фоне (реакция харак-
теризует кислотные свойства). λmax 252 нм (MeOH). ИК-спектр (КВr), ν, см–1: 3443, 2916, 2965, 2848, 1603, 1463. По данным масс-спектра соединение имеет формулу С8Н8О3, М+152. В ПМР-спектре (DMSO-d6) вещества, записанном на спектрометре Bruker DRX-500 (рабочая частота 500, 13 МГц), наблюдались сигналы, δ, м.д.: 3,86 (с, 3Н), 6,94 (с, Н-3, Н-5), 8,05 (с Н-2, Н-6). На основании спектральных данных полученное вещество идентифицировано с анисовой кислотой (4-метоксибензойная кислота).
При дальнейшем элюировании выделены 43 мг олеаноловой и 8 мг урсоловой кислоты, идентичность которых установлена хроматографическим сравнением с достоверными образцами [12] и 115 мг фракции, представляющей собой густую жидкость желтого цвета с медовым запахом, легко растворимую в хлороформе.

Компонентный состав фракции изучали методом ГЖХ-масс-спектрометрии на приборе Trace DSQ (Thermoelectron corp., США), программное обеспечение Xcalibur 1.4. Условия анализа: колонка BPX5, 25 м;
Тисп = 280 °С; Vг/н = 1 мл/мин; растворитель – хлороформ; Ттермостата от 40 до 300 °С; скорость нагрева 10°/мин; задержка хроматограммы 5 мин; сканирование 33–650 а.е.м. (рис.). В результате установили, что указанная фракция представлена в основном алифатическими кетонами, а также ароматическими карбоновыми кислотами и их производными: гексаналь (0,23%, tr 8,12 мин), бензойная кислота (0,56%, tr 14,78 мин),
салициловая кислота (2,5%, tr 16,83 мин), 4-метоксибензойная кислота (0,63%, tr 18,78 мин), 4,4,7а-триметил-5,6,7,7а-тетрагидро-2(4Н)-бензофуранон (1,3%, tr 20,69 мин), диэтилфталат (16,32%, 20,86 tr мин), 6,10,14-
триметил-2-пентадеканон (1,55%, 23,39 tr мин), бис-(2-метилпропил)-фталевая кислота (0,52%, tr 23,85 мин), 2-гептадеканон (0,97%, tr 24,06 мин), метиловый эфир 14-метилпентадекановой кислоты (0,97%, tr 24,23 мин), бутилоктиловый эфир фталевой кислоты (7,67%, tr 24,88 мин), 2-нонадеканон (1,43%, tr 26,05 мин), (4-метоксифенил)метиловый эфир бензолуксусной кислоты (1,17%, tr 26,36 мин), диизооктиловый эфир фталевой кислоты (64,22%, tr 30,32 мин) (рис.).
Исследования АОА проводили на основе процесса электровосстановления кислорода (ЭВ О2) [14]. В качестве фонового электролита использовали фосфатный буфер с рН 6,86. АОА определяли по относительному уменьшению тока ЭВ О2 в присутствии образца. В качестве препарата сравнения использовали аскорбиновую кислоту с концентрацией 0,01 г/мл. Полученные результаты показали, что по силе антиоксидантной
активности хлороформная фракция приближается к аскорбиновой кислоте (кинетический критерий антиоксидантной активности 1,040±0,038 и 1,150±0,053 мкМ/л·мин соответственно).

Обсуждение результатов
Из фракции F. ulmaria, обладающей высокой антиоксидантной активностью, наряду с анисовой кислотой, выделены тритерпеновые соединения: олеаноловая и урсоловая кислоты. Кроме того, методом ГЖХМС обнаружены еще 14 соединений, представленных в основном алифатическими кетонами, ароматическими карбоновыми кислотами и их производными.


Выводы
Высокая антиоксидантная активность хлороформной фракции 70% водно-этанольного экстракта F. ulmaria может быть обусловлена наличием в ней ароматических карбоновых кислот, фенольных и тритерпеновых соединений.
Хромато-масс-спектрометрическое исследование было выполнено на базе научно-аналитического
центра Томского политехнического университета, за что выражаем им искреннюю благодарность.

Список литературы
1. Владимиров Ю.А. Свободные радикалы и антиоксиданты // Вестник РАМН. 1998. №7. С. 43–50.
2. Голотин В.Г., Гоненко В.А. Биоантиоксиданты и их роль в жизнедеятельности организма // Валеология. 1995.Вып. 2. С. 49–63.
3. Барабой В.А. Антиоксиданты и здоровье // Валеология: диагностика, средства и практика обеспечения здоровья. СПб., 1993. 269 с.
4. Шанцер И.А. Лабазники. М., 2001. 32 с.
5. Растительные ресурсы СССР: Цветковые растения, их химический состав, использование. Семейства Hydrangeacea – Haloragaceae. СПб., 1987. 326 с.
6. Кожин С.А., Силин Ю.Г. Состав эфирного масла из соцветий Filipendula ulmaria (L.) Maxim. // Раститительные ресурсы. 1971. Т. 7. Вып. 4. С. 567–569.
7. Chermenskaya T.D., Burov V.N., Maniar S.P., Pow E.M. Behavioural responses of western flower thips, Franclinella occidentalis (Pergande), to volatiles from three aromatic plants // Inset Sci. its Appl. 2001. V. 21. №1. P. 61–72.
8. Thime H. Isoliеrung eines neuen phenolischen glykosids aus den bluten von Filipendula ulmaria (L.) Maxim. // Die Pharmazie. 1966. Bd. 21. №2. S. 123.
9. Thime H. Isolierung und strukturaufklarung des spiraeins, eines phenolglykosids aus den bluten von Filipendula ulmaria (L.) Maxim. // Die Pharmazie. 1965. Bd. 20. №2. S. 113–114.
10. Smolarz H.D, Sokolowska-Wosniak A. Chromatografic analysis of phenolic acids in F. ulmaria (L.) Maxim. and F.hexapetala Gilib // Chem. and Environmental Research. 2003. V. 12. №1. P. 77–82.
11. Lamaison I.L., Peninjean-Freytet C., Carnat A. Content of principle flavonoids from the aerial parts of F. ulmaria (L.) Maxim. subsp. ulmaria and subsp. denudata (J. and C. Presl) Hayek // Pharm. Acta Helv. 1992. V. 67. №8. P. 218–222.
12. Авдеева Е.Ю., Шилова И.В., Краснов Е.А., Ралдугин В.А. Тритерпеновые и фенольные соединения лабазника вязолистного // Химия и медицина: матер. VI Всерос. науч. семинара с Молодежной науч. школой. Уфа. 2007. С. 122–123.
13. Краснов Е.А., Ралдугин В.А., Шилова И.В., Авдеева Е.А. Фенольные соединения Filipendula ulmaria // Химия природных соединений. 2006. №2. С. 122–124.
14. Шилова И.В., Краснов Е.А., Короткова Е.И., Нагаев М.Г., Лукина А.Н. Антиоксидантная активность экстрактов надземной части лабазника вязолистного // Химико-фармацевтический журнал. 2006. Т. 40. №12. С. 22–24.
15. Авдеева Е.Ю., Шилова И.В., Краснов Е.А., Ралдугин В.А. Изучение химического состава фракций лабазника вязолистного, обладающих антиоксидантной и гепатозащитной активностью // Новые достижения в химии и химической технологии растительного сырья: мат. III Всерос. науч. конф. Барнаул, 2007. С. 334–336.